Можно ли продать себя на органы при жизни

Содержание
  1. Отдать себя на органы или завещать науке: как стать полезным после смерти
  2. Стать чьей-то частью
  3. Завещать свое тело науке
  4. Как продать свою почку. Десять вопросов о донорстве органов
  5. 2. Могут ли родственники запретить использование органов умершего?
  6. 3. Могут ли врачи забрать органы у живого человека? 
  7. 4. Как диагностируют смерть мозга?
  8. 5. Можно ли стать донором органов при жизни?
  9. 6. Можно ли продать или купить органы?
  10. 7. Могут ли ВИЧ-положительные люди стать донорами и реципиентами?
  11. 8. Может ли человек, которого не опознали, стать донором?
  12. 9. Разрешено ли в России детское посмертное донорство?
  13. 10. Что изменится, если будет принят новый закон о донорстве?
  14. Сколько стоит продать себя на органы после смерти
  15. Вредно, но не смертельно: донорство органов
  16. Как продать себя на органы после смерти
  17. Сколько стоит человек: от волос до почек и скелета
  18. Продать себя на органы при жизни в россии
  19. Какие органы можно продать легально? Где продать органы?
  20. Продать себя полностью: сколько стоит человек, 1 шт.
  21. Как в России устроено прижизненное и посмертное донорство органов
  22. Кто становится донором в России
  23. Как работает отказ от посмертного донорства
  24. Как органы и ткани попадают от покойного донора к реципиенту
  25. Чёрный рынок органов и тканей в России: «миф или реальность»
  26. Уголовные дела о незаконной трансплантации

Отдать себя на органы или завещать науке: как стать полезным после смерти

Можно ли продать себя на органы при жизни

По закону, в России продать, как и пожертвовать безвозмездно, никакие свои органы нельзя, кроме тех случаев, когда донор и реципиент приходятся друг другу кровными родственниками. Но при этом все мы являемся донорами органов на безвозмездной основе с того момента, как перестаем быть субъектом права. Проще говоря — с той минуты, когда нас признают умершими.

Стать чьей-то частью

По российскому законодательству существует так называемая презумпция согласия: предполагается, что каждый человек как бы заранее согласен на изъятие собственных органов в случае смерти. Исключение — написанный и озвученный родственникам и докторам отказ, но редко кто так делает.

Согласно закону, при жизни совершеннолетний дееспособный гражданин должен написать письменное заявление о том, что он не хочет, чтобы его органы после смерти шли на трансплантацию. Бумагу необходимо заверить у нотариуса, а потом отнести в больницу, где вы состоите на учете, чтобы документ прикрепили в личную медицинскую карту.

Вот только что это даст тому человеку, который отказался от донорства, но его, например, сбила машина? Ведь врачи в этой ситуации не будут звонить своим коллегам в поликлинику и уточнять, было ли у умирающего какое-либо волеизъявление насчет его органов. Просто потому что они не должны этого делать и им за это ничего не будет.

[attention type=yellow]

Наличие какого-то особого мнения родственников по поводу расчленения трупа на органы закон тоже не предусматривает. И это нередко становится причиной громких судебных разбирательств. Одно из них — дело 19-летней екатеринбурженки Алины Саблиной. В начале января 2013 г.

[/attention]

Алину вместе с подругой сбила машина, когда девушки переходили дорогу по пешеходному переходу в Москве. Через месяц родителям пришли документы судмедэкспертизы. Изучая их, мать девочки обнаружила, что медики изъяли часть аорты, нижнюю полую вену, надпочечники и кусок нижней доли правого легкого.

Родители погибшей пытались отсудить у больницы компенсацию морального вреда, но суд встал на сторону врачей, аргументируя свою позицию презумпцией согласия.

Эта презумпция базируется на признании негуманным задавать родственникам практически одновременно с сообщением о смерти близкого человека вопрос об изъятии органов.

Когда врачи все-таки решают это спросить, по статистике, отказы случаются очень часто. Кто-то не соглашается, потому что собственное горе не дает подумать о горе других людей.

Кто-то — из-за убежденности в том, что всё, связанное с трансплантацией, — криминал.

Минздрав уже разработал и внес в правительство проект нового закона «О трансплантации и донорстве», предусматривающий согласие потенциального донора на изъятие органов. Он будет рассмотрен в осеннюю сессию.

Согласно проекту, в России должен быть создан единый регистр, где каждый человек, получая паспорт, выражает свое согласие или несогласие на изъятие органов.По данным Российской академии народного хозяйства и государственной службы при президенте Российской Федерации, в нашей стране показатель общей нужды в органах находится на уровне 9 тыс.

[attention type=red]

операций в год, реализуется от которого всего 16% — около 1700 операций. В то же время в США в год выполняется около 30 тыс. пересадок, а в Бразилии — около 7,5 тыс.

[/attention]

При этом в проекте прописано, что перед изъятием органов (если при жизни человек так и не решил, что можно или нельзя делать с его телом) медицинское учреждение обязано известить до вскрытия умершего его родственников, которые, в свою очередь, могут запретить трансплантацию — и тогда изъятие органов не допускается. Правда, если в течение двух часов после констатации смерти попытки связаться с семьей умершего не увенчались успехом, то он становится донором по умолчанию, как это прописано в действующем сейчас законе.

Завещать свое тело науке

Если и после смерти вы хотите служить на благо человечества, то можно завещать свое тело науке. Если нет, то не переживайте — здесь без вашего на то желания точно никто его на опыты не отправит.

В США, например, можно пожертвовать свое тело организации Biogift, а в Великобритании есть специальный сайт, позволяющий завещать науке собственный мозг. Самый очевидный вариант в России — медицинские вузы или НИИ. Кадавры, то есть мертвые тела, необходимы для обучения и изучения в большом количестве. Особенно, по словам медиков, приветствуется наличие у умерших патологий…

Теоретически федеральный закон «О погребении и похоронном деле» гарантирует, что при смерти человека будет обязательно учитываться его прижизненное волеизъявление. Выражается оно обычно путем составления завещания, которое заверяет нотариус. То есть когда человек пишет завещание, он может в нем специально указать, что завещает свои органы тому или иному учреждению. Это в теории.

На практике ничего из этого не выйдет — мы проверили. Во-первых, мы обзвонили все места в Екатеринбурге, где, по идее, кадавру должны быть рады. Но везде на предложение заключения соглашения о том, что тело после смерти достанется им, а не кому-нибудь другому, реагировали с удивлением.

«У нас такое не практикуют», — заявила пресс-секретарь Медицинского института, объяснив, что в качестве образцов для изучения им поставляют трупы людей, у которых не смогли установить и найти родственников. В других учреждениях отвечали примерно так же.

Кроме того, отдать свое тело науке не выйдет и потому, что оглашение завещания нотариусом происходит не позднее чем по истечении пятнадцати дней с момента открытия наследства, а к тому моменту умерший в 99% случаев уже похоронен.

фото: 66.ru

Как продать свою почку. Десять вопросов о донорстве органов

Можно ли продать себя на органы при жизни
Иллюстрация: GettyImages

В России, как и во многих других странах, действует презумпция согласия. Это означает, что каждый взрослый дееспособный гражданин после смерти считается потенциальным донором. Тем не менее можно заявить о своем желании или нежелании сделать последний подарок и спасти чью-то жизнь.

Согласно закону «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации», достаточно просто сказать об этом при свидетелях, письменное заявление придется заверить у нотариуса или руководителя больницы.

Об эффективности такой системы сложно судить, и уже несколько лет ведутся разговоры о создании федерального регистра волеизъявлений граждан, но пока ничего подобного не существует.

2. Могут ли родственники запретить использование органов умершего?

Родственники имеют право вмешаться, если человек не заявил о своей воле при жизни. Врачи должны предпринять попытку сообщить родственникам о смерти их близкого, прежде чем приступать к изъятию органов.

При этом закон не обязывает врачей спрашивать, не возражают ли родственники против донорства. Никто не учит врачей разговаривать на такие темы и не требует, чтобы они это умели.

Из-за этого нередко возникают конфликты.

«Если нам по телефону сказали, что не возражают против донорства, а потом утверждают, что были категорически против, то никто ничего доказать друг другу не может, — рассказывает заместитель главного врача по анестезиологии и реанимации Санкт-Петербургского НИИ скорой помощи им. И. И.

Джанелидзе Вячеслав Афончиков. — Порой есть разногласия между родственниками, и что в таком случае должен делать врач, кого слушать? Как фиксировать волеизъявление? Совершенно непонятно. И ничего не поменяется, пока не появится единый регистр, куда люди смогут вносить сведения о своей воле.

[attention type=green]

А на враче ведь еще лежит ответственность, нужно психологически подготовить родственников к смерти близкого человека, если состояние безнадежное.

[/attention]

Это трудно, многие в такой ситуации будто не воспринимают негативную информацию, и требуется терпение и такт, иначе родственники могут, например, подумать, что мы рукой махнули, а это не так, разумеется».

3. Могут ли врачи забрать органы у живого человека? 

Прежде чем изъять органы, врачи должны констатировать биологическую смерть или смерть мозга. Вне реанимации гибель мозга приводит к остановке сердца и дыхания (биологической смерти), но с помощью интенсивной терапии функции сердца и легких можно поддерживать несколько дней. Для констатации смерти мозга существует специальный порядок, требования к процессу диагностики очень строгие.

4. Как диагностируют смерть мозга?

Собирается консилиум, врачи изучают историю болезни, минимум шесть часов наблюдают за пациентом, проводят компьютерную томографию, проверяют, может ли человек дышать самостоятельно (для этого на какое-то время отключают от аппарата искусственной вентиляции легких).

Нередко проводят дополнительные проверки и исследования. Например, если у пациента наблюдается спинальный автоматизм — движения руками или ногами.

Это рефлексы, которые замыкаются на уровне спинного мозга, а его активность повышается, когда головной мозг перестает функционировать и оказывать тормозное влияние.

У порядка, в котором устанавливается диагноз смерти мозга человека, есть недостатки. «По инструкции, если мы вводили пациенту седативные препараты, то потом должны выждать от 20 до 100 часов и только потом начинать процедуру диагностики смерти мозга, — говорит Афончиков, — Почему столько? Никто не знает, так Минздрав решил.

Только если мы 100 часов ждать будем, получим гнойные осложнения и потеряем донора. А если будем только 20 часов ждать, то завтра придут люди в погонах и спросят, почему так мало. И вот тут нам приходится импровизировать.

Мы проводим токсико-химические исследования и ждем, когда получим анализ, который покажет, что препарата в организме уже нет».

Иллюстрация: GettyImages

5. Можно ли стать донором органов при жизни?

При жизни можно стать родственным донором, поделившись почкой или кусочком печени со своим ребенком, кем-то из родителей, сестрой или братом. При этом ни мужу, ни жене отдать эти органы нельзя.

И для родственника, и для незнакомого человека, и даже для самого себя можно стать донором костного мозга. Чтобы проверить, подходит ли костный мозг для пересадки, у потенциального донора берется на анализ кровь и проводится типирование.

Во многих городах можно сдать анализ и зарегистрироваться в базе добровольцев, которые потенциально готовы передать костный мозг незнакомым людям.

6. Можно ли продать или купить органы?

Легально в России нельзя ни продать, ни купить органы. При этом люди постоянно обращаются в клиники и предлагают свои почки.

«Как правило, продавцы становятся жертвами мелких мошенников: им предлагают заплатить несколько тысяч рублей за анализ на совместимость, и на этом все заканчивается», — рассказывает доктор медицинских наук, руководитель отделения пересадки почки Российского научного центра хирургии им. академика Б. В. Петровского РАМН Михаил Каабак.

7. Могут ли ВИЧ-положительные люди стать донорами и реципиентами?

Реципиентом могут, а донором нет. «Помимо ВИЧ донорству препятствуют гепатиты, — говорит Михаил Каабак. — Это, разумеется, глупость, в развитых странах дела обстоят иначе, российские профессиональные сообщества давно выступают за отмену этих ограничений. Но, к сожалению, ничего не меняется».

8. Может ли человек, которого не опознали, стать донором?

С точки зрения этики одинаково плохо использовать органы того, кто не хотел стать донором, и не учитывать волю человека, который этого желал. Но в случае с пациентом, которого не смогли опознать, у врачей нет выбора: забирать органы запрещает закон. «Это чисто юридическое.

Например, по закону иностранные граждане донорами быть не могут.

А если опознать человека нельзя, то и определить гражданство тоже, даже когда наличие татуировки на правом предплечье “Не забуду мать родную” со всей очевидностью указывает на то, что пациент наш земляк», — говорит Вячеслав Афончиков.

9. Разрешено ли в России детское посмертное донорство?

Детское донорство не было запрещено, но для того, чтобы использовать органы, у ребенка нужно диагностировать смерть мозга, а порядок проведения этой процедуры был утвержден лишь год назад. Сейчас юридических препятствий для детского донорства нет, но реальных случаев пока не было.

«Думаю, можно ожидать, что это случится в ближайшие месяцы, — считает Михаил Каабак. — Детское посмертное донорство необходимо для трансплантации сердца детям, важно для трансплантации печени.

И это удел развитых обществ, поскольку помимо помощи реципиентам дает утешение людям, потерявшим ребенка в результате травмы или болезни.

За последние три месяца я дважды сталкивался с ситуациями, когда родители умирающего ребенка искали такую возможность».

10. Что изменится, если будет принят новый закон о донорстве?

Если будет принят новый закон «О донорстве органов человека и их трансплантации», то врачей обяжут предпринять попытку сообщить родственникам умершего о его смерти до того, как приступить к изъятию органов.

«Закон пишется так, что остается вероятность, что мои действия будут истолкованы как противозаконные, — комментирует Вячеслав Афончиков. — Где взять контакты родственников? Что делать, если не дозвонился?»

Кроме того, должна появиться система регистрации волеизъявлений граждан. Еще закон обязывает вести электронный регистр доноров и реципиентов. Теоретически это должно навести порядок в распределении органов, сейчас в стране нет даже общего листа ожидания трансплантации, лишь региональные.

«Принципы распределения органов должны быть справедливыми и понятными, и у общества должна быть возможность проверить, соблюдаются ли эти принципы, —  говорит Михаил Каабак. — К сожалению, разрабатываемый Минздравом электронный регистр не позволяет осуществлять контроль за этой системой».

Сколько стоит продать себя на органы после смерти

Можно ли продать себя на органы при жизни

В США пере­садку печени делают несколь­ким пациентам ежедневно. Для нас же это каждый раз собы­тие. Причина проста — в Рос­сии не хватает доноров-тру­пов (специальный термин.— «Деньги».

Все из-за непонимания российским обществом глу­бины проблемы.

На Западе лю­ди часто завещают свое тело для трансплантации, причем процедура доведена до автома­тизма: соответствующий до­кумент подписывается однов­ременно с заполнением бумаг на получение водительских прав.

Как нам сообщили в посольстве Израиля, такой закон появился именно в этой стране потому, что по числу уголовных преступлений и дорожно-транспортных происшествий Израиль занимает одно из последних мест в мире.

А ведь именно жертвы преступлений и ДТП являются основным источником донорских органов.
Какие органы можно продать легально? Никакие.

Ни почку, ни печень, разве что волосы можно продать легально, но это вроде как и не орган.

Вредно, но не смертельно: донорство органов

Уже дома человек обращается к врачам, и выясняется, что у него отсутствует один из органов. О подобных фактах медики сообщают стражам порядка, после чего человека вызывают и спрашивают, к примеру, где почка. Он объясняет, что он ее продал. Но в России продажа органов запрещена, поэтому донора привлекают к ответственности. В итоге тот, кто продал орган, оказывается в положении преступника.

Мельников поясняет: тот, кто делает бизнес на продаже человеческих органов, не предупреждает доноров ни о потенциальной ответственности, ни о серьезности этого шага.

Здесь мы ступаем на скользкую почву: прижизненное донорство в России разрешено только родственникам (в том числе супругам и родственникам супругов), а посмертное не вознаграждается: все граждане (даже дети) по умолчанию считаются посмертными донорами, если завещание или родственники умершего не против.

Принуждение к изъятию органов или тканей человека для трансплантации в России — уголовное преступление (ст. 120 УК РФ); добровольное донорство органов не предусмотрено законодательством, но и ненаказуемо, если не попадает под ст. 127 УК (купля-продажа человека, с целью изъятия у потерпевшего тканей и органов).

А вот поделиться спермой или яйцеклеткой менее прибыльно, но легально и безопасно. Каждый оценивает свои внутренности по-разному. Иногда доходит до комичного.

Некоторые за дозу спермы просят несколько тысяч долларов (хотя в действительности ее «рыночная» стоимость – около 20 долларов за дозу), а некоторые честно признается «печень пропита, делаю скидку». Шутки шутками, а в основном возраст продавцов собственных внутренностей, судя по объявлениям, составляет 20-30 лет.

В очереди на операцию по пересадке почки — около двух тысяч украинцев.
Тела и органы необходимы и для научных целей: по текущим оценкам, медицинские и биологические исследования требуют еже­годно десятки тысяч тел.

Как продать себя на органы после смерти

Перед каждым человеком, который не верит в загробную жизнь, рано или поздно встает вопрос о дальнейшей судьбе его тела после смерти. Изучив альтернативные способы отправиться в мир иной. «Теории и практики» публикуют инструкцию о том, как пожертвовать свое тело науке.
Продать получится только длинные волосы — от 50 см.

Прежде чем назначить цену, скупщики оценивают качество волос: больше всего ценятся неокрашенные, тонкие светлые волосы: такие можно продать за 10 тысяч/100 грамм. Ценятся также русые (4−6 тыс. руб/100 г). Окрашенные и тёмные от природы волосы не в цене — их принимают за 1−2 тысячи за 100 грамм.

Секущиеся кончики, длина короче 50 см, каскадные стрижки резко снижают стоимость вашей шевелюры.

И в нашей, и в других странах нуждающиеся в пересадке органа больные заносятся в так называемый лист ожидания, и как только в национальном трансплантологическом банке появляется подходящий орган, его получает первый, стоящий в листе. Так, скажем, в Германии почку ожидают в среднем четыре года, в США — два, в России — около трех лет.

[attention type=yellow]


То есть они исходят из того, что каждый человек, в принципе, морально готов и считает своим долгом отдать свои органы после смерти для спасения других людей», — подчеркнул Готье.

[/attention]

Еще одним нововведением разработанного законопроекта является урегулирование отношений в сфере детского посмертного донорства, что не прописано в действующем законе.

Сколько стоит человек: от волос до почек и скелета

Нет денег. Где их взять, если нечего заложить, продать, никто не дает в долг? Остается только торговать собственным телом. Нет, мы не имеем в виду древнейшую профессию. Речь идет о продаже своих органов тем людям, которые в этом нуждаются.
Если ввести легальную торговлю почками или иными органами, то резко повысится уровень безработицы.

Человек, продавший за такую цену почку, сможет несколько лет обойтись без работы, имея достаточно средств к существованию.

Как правило, платными иранскими донорами являются представители низшего экономического слоя населения, соответственно, следует отметить особенности таких почек: В некоторых уголках мира бытует мнение, что удаление одной почки (считается, что это атавизм) омолаживает человека.

Пациенты рискуют получить не только орган, но и новую болезнь: СПИД и гепатит — обыч­ные спутники «черной трансплантации» Сколько же можно выручить за собствен­ное тело? Я постаралися разобраться в во­просе — хотя отмечу, что цены, указанные в разных источниках, отличаются на порядок.

Каждая здоровая молодая (18 — 30, иногда 35 лет) девушка, родившая как минимум одного здорового ребенка, может стать донором яйцеклетки. Забор осуществляется интравагинально под местным наркозом. Сдаче предшествует серьезное медицинское обследование.

За одну яйцеклетку платят от 50 до 80 тысяч рублей, сдавать можно каждые 3 месяца и не больше 6−8 раз в жизни.

Что делать с человеческим телом, после того как его покинула жизнь — вопрос практически ископаемый. Принято считать, что первые осмысленные манипуляции над мертвыми придумали делать неандертальцы примерно 130 тысяч лет назад.
Никакие.

Ни почку, ни печень, разве что волосы можно продать легально, но это вроде как и не орган. Все остальные попытки продать органы повлекут за собой тяжелую статью из Уголовного кодекса. Так что если обратитесь легально в больницы, вам скажут, что продать вы не можете.

Даже почку, это тоже под прямым запретом. А дальше дорога только на черный рынок.

Чаще всего оказывается, что эту версию придумывают. Все врачи — и трансплантологи, и невропатологи, и судебно-медицинские эксперты — утверждают, что подобные похищения просто бессмысленны. Дело в том, что не каждый человек подходит в качестве донора, установить это можно только после исследования тысячи показателей.

И то не факт, что пересаженный орган приживется», — рассказала «Ленте.ру» опытный следователь, много лет специализирующаяся на расследовании тяжких преступлений против личности, к которым относится и похищение человека.

Находят людей, предлагают продать почку, часть печени или еще что-то, после чего начинается длительная процедура всевозможных анализов и исследований».

[attention type=red]

Тогда чёрный рынок исчезнет сам собой и всем хорошо — человек получит право распоряжаться своим телом; самоубийцы — более разумное распоряжение своим телом; реципиенты, годами ожидающие органов — органы. Кому плохо?

[/attention]

Что я имею в виду? Первые пересадки у нас начали делать еще в середине прошлого века. Но проблеме посмертного донорства, увы, много лет не уделялось должного внимания.

По данным на 2011 год, только в США в «очереди за органами» ожидают более 110 тыс. пациентов, причем за год доноры обеспечивают ими менее 15 тыс. человек. В той же Америке ежечасно умирают 18 чело­век, так и не дождавшихся трансплантации.

В Израиле в феврале этого года был принят закон, позволяющий любому человеку добровольно передать для пересадки свой орган другому человеку. Раньше такая передача была возможно только между прямыми родственниками. Оговоримся сразу — речь идет только о парных или восполняемых органах. Передать сердце, печень или аорту невозможно: донор, понятное дело, жить без этой части тела не сможет.

Продать себя на органы при жизни в россии

Дефицит рождает спрос, а спрос — предложение, и многие больные, ожидая пересадки, готовы выло­жить за новые органы немалые суммы. Уже на черном рынке. В таких обстоятельствах нелегко прихо­дится всем, кроме преступников. После операции орган перепродают.

В Украине цена на почки, как рассказала Лиза, очень низкая, «черный» рынок процветает с каждым годом. Контроля со стороны правоохранителей практически нет, доноры получают свои деньги и даже не думают о том, чтобы обращаться в правоохранительные органы, так как и сами нарушают закон.

«50% всех, кто хочет продать органы – маргиналы. И это ничего, если бы органы у них были пригодны.

На самом деле запрет на продажу органов — это вопиющее бесправие. Получается, что человек не имеет права распоряжаться собственным телом.

Это не его собственность? А чья тогда? Государственная? Я, например, считаю, что это разумно, выгодно и во всех смыслах полезно — продать своё тело на органы, пока они ещё могут кому-то пригодиться, чем платить за утилизацию этих органов, когда наступит естественный конец (речь о похоронах).

В случае же, если продажа органов будет легализована, думаю, что многие из тех например, кто решил добровольно расстаться с жизнью (каждые 30 секунд один из жителей планеты делает это), предпочли бы сделать это на хирургическом столе, отдав при этом свои часто здоровые органы на службу тем, кто хочет жить и нуждается в каком-либо органе.

По словам Мельникова, самые «ходовые» органы — почки и часть печени. Пол потенциального донора не имеет значения. После того, как донор найден, ему оформляют загранпаспорт, привозят его в Германию и проводят операцию в местной клинике, после чего он возвращается в Россию.

Какие органы можно продать легально? Где продать органы?

Где продать органы? Тут вам наверное не ответит никто. По крайней мере открыто. Если поискать, то есть полулегальные форумы, где предлагается стать донором, но все это весьма сомнительно. Донором можно быть только на безвозмездной основе и только родственнику. По другому никак. Ну, или же после смерти.

Вообще я, изучая эту тему, общался с врачами, и правда в том, что просто поймать человека на улице и продать его на органы практически невозможно.

Для трансплантации органов мало соответствия группы крови и резус-фактора — есть масса других нюансов. К нам поступают сообщения о том, что людям угрожают продажей на органы. Этим, к примеру, порой грешат коллекторы.

Но реальных случаев похищения для изъятия органов, по нашим данным, не было».

[attention type=green]

Сдать кровь на станции переливания можно каждому здоровому человеку старше 18 лет и весом не меньше 50 килограмм. По стандарту ВОЗ за один раз у донора забирают 450 мл крови. Женщинам можно сдавать кровь каждые три месяца, мужчинам чаще — раз в два месяца.

[/attention]

Компенсация зависит от утсановленного в регионе прожиточного минимума (8 — 45%), иногда выплачивается дополнительный взнос в размере еще 5%. В 2021 году в Москве это 1200 — 7000 рублей в зависимости от группы крови. Приятный бонус — два дня оплачиваемого отпуска, сладкий чай и шоколадка.

Одна­ко легальные источники не всегда способны своевременно обеспечить необходимое ко­личество органов и тканей для пересадки.

Продать себя полностью: сколько стоит человек, 1 шт.

Трансплантология — пересадка органов — одна из самых динамично развивающихся отраслей медицины. Единственное, что сдерживает ее развитие — дефицит органов для пересадки.

Тем, кто в этих органах нуждается, дорог каждый день — без пересадки они могут умереть в любой момент. Понятно, что эти люди готовы заплатить за орган, то есть за жизнь, любые деньги. Конечно, если они у них есть.

Но в подавляющем большинстве стран подобная торговля запрещена. По этическим соображениям.

Стать донором спермы может каждый здоровый мужчина 18 — 35 лет (иногда верхний порог меняется в зависимости от клиники, но как правило не превышает 40 лет). В зависимости от центра за одну сдачу платят от 1,5 до 4000 рублей.

Деньги будут не сразу: во‑первых, нужно пройти медицинское обследование — сдать кровь на ВИЧ, гепатиты, пройти общее обследование, в последнее время всё чаще требуется анализ ДНК.

Во‑вторых, многие клиники платят донорам только после проверки материала на криостойкость, то есть через шесть месяцев.

После того, как дилер по продаже органов – человек, который готовит сделку купли-продажи почки – получит свою долю, ему надо будет оплатить транспортные расходы, услуги хирурга, медикаменты и медицинские принадлежности, а также покрыть некоторые «организационные расходы» — откаты и взятки.

[attention type=yellow]

Большинство людей получают за свою почку от 1 до 10 тысяч долларов (а это, скорее всего, гораздо меньше, чем сумма, на которую вы рассчитывали).

[/attention]

Самый лучший вариант это дождаться, когда в США будет легализовано получение компенсации за предоставление органов (Закон о запрете продажи органов от 2009 года предусматривал выплаты донорам, но его принятие застопорилось на уровне Конгресса), поскольку спрос на донорские почки, несомненно, существует. Нет денег.

Где их взять, если нечего заложить, продать, никто не дает в долг? остается только торговать собственным телом. Нет, мы не имеем в виду древнейшую профессию. Речь идет о продаже своих органов тем людям, которые в этом нуждаются. Сейчас это можно осуществить как в россии, так и за границей.

Как в России устроено прижизненное и посмертное донорство органов

Можно ли продать себя на органы при жизни

Любой гражданин РФ по умолчанию соглашается стать донором после смерти. Если не отказался от этого при жизни.

Фото Getty

Ежегодно в России ощущается нехватка донорских органов — их требуется около 10 тысяч. А тех, кто готов пожертвовать свои органы на трансплантацию, гораздо меньше. В 2021 году было зарегистрировано 896 доноров (564 — посмертно), а всего пересажено 1896 органов.

Органы можно пересадить как от живых людей, так и от мёртвых. Если живой человек может стать донором только кровному родственнику и только парного органа, то у покойного можно изъять несколько органов для последующей трансплантации.

На прижизненное донорство приходится до 20% таких операций. В обоих случаях донор не получает никакого финансового вознаграждения, а за покупку и продажу человеческих органов предусмотрена уголовная ответственность как за торговлю людьми.

Кто становится донором в России

Чтобы стать донором при жизни, нужно соответствовать сразу нескольким критериям: донор должен быть совершеннолетним, дать письменное согласие и знать о возможных последствиях для здоровья. Помимо этого, реципиент и донор должны приходиться друг другу кровными родственниками (кроме случаев пересадки костного мозга) и не состоять в служебной или иной зависимости.

Соблюдение всех условий не гарантирует, что трансплантация состоится, ведь есть ещё и медицинские требования. Например, донор не должен иметь заболеваний, которые могут навредить реципиенту. Кроме того, далеко не все органы возможно изъять при жизни — от живых доноров пересаживают только парные органы, такие как почка или часть печени.

В России запрещено так называемое «эмоциональное донорство» — то есть возможность пересаживать органы не только от живых родственников, но и от посторонних людей. Помощник министра здравоохранения Ляля Габбасова считает, что пока рано говорить о допустимости такой процедуры ввиду отсутствия механизмов защиты донора.

Надо быть абсолютно убеждённым в том, что здесь нет коррупционной составляющей, нет принуждения, важно доказать причастность и желание безвозмездно передать этот орган.

Тем не менее, желающие стать эмоциональным донором существуют. Мария Дубровцева, желавшая стать донором почки для мужа, разместила петицию на Change.org с призывом изменить закон. В настоящее время он запрещает ей помочь супругу, так как они не приходятся кровными родственниками. Петицию подписали около 95 тысяч человек.

По словам Дубровцевой трупную почку приходится ждать около пяти лет, а у неё с мужем анализы подтвердили тканевую совместимость. Это означает, что трансплантация была бы возможна, если бы не запрет.

Согласно законодательству нашей страны, донором может выступить только генетический родственник реципиента. Ещё есть трупное донорство.

Это те самые листы ожидания, очереди на пересадку и ты никогда не знаешь, сколько тебе придется ждать подходящего органа — месяц или пять лет.

[attention type=red]

Кроме того, продолжительность функционирования трупного органа меньше, чем трансплантата, взятого у живого человека, как и шансов на успех. В случае живого донорства они значительно выше.

[/attention]

Эмоциональное донорство практикуется в США, где орган может пожертвовать начальник или подчинённый реципиента. Тем не менее, этический комитет рассматривает каждый случай в отдельности, чтобы исключить риск принуждения или давления на донора.

Согласно исследованию «Левады», мнения российских врачей по поводу эмоционального донорства различаются.

Противники эмоционального донорства полагают, что возможность пересаживать орган от чужого человека спровоцировала бы рост коммерческих схем, фиктивных браков и иных незаконных практик.

Спорной считается необходимость развивать прижизненное донорство, так как это вредно для здоровья человека, который жертвует свой орган.

Сторонники же уверены, что легализация эмоционального донорства спасёт жизни многих реципиентов, вынужденных подолгу ждать необходимый орган.

Таким образом, в России в большинстве случаев донорами становятся мёртвые люди. Обязательное требование — потенциальный донор должен быть гражданином России. Если умирает совершеннолетний человек, то его органы и ткани трансплантологи вправе изъять без какого- либо предварительного согласия (презумпция согласия), а в случае смерти ребёнка — о согласии или несогласии спрашивают у родителей.

Органы детей изымаются строго с согласия родителей. Если у детей нет родителей и родственников, они живут в детских домах, то такие дети не могут быть посмертными донорами органов.

[attention type=green]

Учёные в области биоэтики Борис Юдин и Павел Тищенко считают, что такое положение в законе позволяет получать больше органов для трансплантации, а также не увеличивает психоэмоциональную нагрузку на родственников покойного, заставляя их принимать решение в стрессовой ситуации.

[/attention]

Кроме того, если бы было необходимо согласие близких, пропадало бы больше донорских органов. Например, не всегда возможно быстро найти и связаться с родными покойного, или порой те не всегда могут своевременно приехать.

А у врачей нет времени ждать — органы пригодны для изъятия лишь в течение нескольких часов после смерти мозга.

Как работает отказ от посмертного донорства

По закону, совершеннолетний человек имеет право ещё при жизни отказаться от посмертного донорства. Согласно закону, заявить о несогласии можно устно в присутствии свидетелей, письменно, заверив бумагу у руководителя медицинской организации, или же оформить отказ от донорства нотариально. Об отказе также могут заявить близкие родственники в случае смерти гражданина.

На практике нет гарантированного способа отказаться от посмертного изъятия органов и тканей. В России нет единого федерального реестра, куда бы вносили данные о волеизъявлении граждан.

Закон предписывает вносить пометку об отказе в медицинские документы пациента, но из-за отсутствия реестра медицинские работники могут быть вообще не поставлены в известность о желании или нежелании человека стать посмертным донором.

Закон не обязывает врачей ни искать документы на предмет согласия или несогласия, ни обзванивать родственников. Кроме того, законодательство умалчивает о том, кто именно из родных умершего вправе делать такое волеизъявление.

По мнению трансплантолога Сергея Готье, чтобы гарантированно отказаться от трансплантации, пациенту следует выразить несогласие в медицинском учреждении в присутствии свидетелей или же всегда иметь при себе нотариально заверенную бумагу об отказе.

Право на выражение согласия или несогласия было закреплено в 1992 году. За 27 лет существования данного права Минздрав не разработал механизм по его реализации.

Чтобы решить данную проблему и предоставить людям право определять судьбу своего тела после смерти, неоднократно вносились соответствующие законопроекты, но они не приняты.

Речь в них идёт не об отмене презумпции согласия, а об изменении механизма волеизъявления.

[attention type=yellow]

Авторы инициативы предлагают фиксировать согласие или несогласие на изъятие органов в единой системе Минздрава, а также в паспорте или в водительских правах.

[/attention]

В случае, если человек при жизни не заявил ни о согласии, ни об отказе от посмертного донорства, то инициаторы предлагают запрашивать согласие у родственников. Такой механизм волеизъявления называется «испрошенное согласие».

Научный сотрудник института пульмонологии Наталья Карчевская считает, что механизм испрошенного согласия создаст нехватку донорских органов.

Согласно опросам, только 46% россиян не исключают для себя возможность стать посмертным донором.

В качестве причин негативного отношения к донорству, эксперты «Левады» называют низкий уровень информированности, страх злоупотреблений со стороны медицинского персонала и страх «чёрной» торговли органами. Каждый второй россиянин считает, что «чёрный рынок» органов и тканей существует.

Как органы и ткани попадают от покойного донора к реципиенту

Чтобы трансплантация прошла успешно, изъять органы необходимо максимально быстро после смерти головного мозга. Чтобы исключить вероятность умышленного убийства пациента, смерть мозга должен подтвердить консилиум врачей. Медицинская ошибка в данном случае исключена: для констатации смерти проводят несколько исследований и тестов и такая процедура занимает несколько часов.

Сам процесс проверок тела и изъятия органов продолжается около суток. После подтверждённой смерти мозга в больницу приезжают специалисты из «Координационного центра органного донорства» (МКЦОД), которые начинают поиск подходящего реципиента согласно листу ожидания. По статистике, пациенты ждут необходимый им донорский орган в среднем от двух до четырёх лет.

Чёрный рынок органов и тканей в России: «миф или реальность»

В интернете встречаются объявления о купле — продаже почки или иных донорских органов. Например, существует сайт «база-доноров.рф», где можно найти объявления различного характера.

Корреспондент «Бумаги» пообщался с продавцами и покупателями на сайте.

Реальных случаев продажи органов и даже случаев предоперационной подготовки ему найти не удалось: некоторые посетители сайта ожидали сделки по продаже органов более двух лет.

[attention type=red]

На них многократно выходили продавцы, но до сделки не доходило по разным причинам: некоторые мошенники брали предоплату и исчезали, а кто-то просто не отвечал на сообщения.

[/attention]

Издание «Сноб» ссылается на два случая купли-продажи органов в России. Сергей из Ухты покупал почку для своей жены и нашёл орган через агентство. Операция прошла в клинике одного из российских городов и обошлась покупателю в 30 тысяч долларов. Донора им подбирала медицинская организация и операция прошла на следующий день после приезда в город.

В другом случае некая Людмила Лазарева решилась на продажу почки из-за долгов с ипотекой. Сделку ей помогли организовать знакомые врачи, операция прошла в одной из клиник Подмосковья.

Существует мнение, что никакого «чёрного рынка» по торговле органами в России не существует. Руководитель «Национальной Ассоциации в области донорства и трансплантологии» Константин Губарёв поясняет, что в процедуре изъятия органов и трансплантации может быть задействовано до 100 специалистов, поэтому подпольно провести такую процедуру нельзя.

Кроме того, чтобы подготовить пациента к операции и сохранить органы в необходимом состоянии, человека подключают к системе жизнеобеспечения. Процедура трансплантации сопряжена с наличием дорогостоящего оборудования, лекарственных препаратов, специальной лаборатории и минимум 50 человек высококвалифицированного персонала.

Эндокринолог Ольга Демичева утверждает, что опасения населения стать жертвами злоупотребления со стороны врачей беспочвенны. Чтобы изъять и пересадить орган, он должен подходить реципиенту по ряду критериев, поэтому врачи ищут не донорский орган, а наоборот, к уже имеющемуся органу подбирают подходящего по медицинским параметрам реципиента.

Среди пациентов существуют опасения, что врачи намеренно могут не оказать человеку необходимую помощь, чтобы сделать из него посмертного донора. Чтобы не допустить таких случаев, действуют механизмы контроля.

  • Врачи — трансплантологи не оказывают помощь ещё живому пациенту, а приезжают в больницу с согласия главного врача уже после констатации смерти мозга;
  • Каждый случай донорства фиксируется в базе Минздрава. В-третьих, трансплантация осуществляется только в государственных клиниках с соответствующей лицензией.

Еще один распространенный страх связан с мифом, что недобросовестные врачи продают донорские органы за границу. Вероятность такой ситуации сомнительна, так как у человеческих органов очень маленький срок хранения: сердце и лёгкие хранятся четыре часа, печень —12 часов, а почка — не более 20 часов. После этого времени они не пригодны для трансплантации.

Уголовные дела о незаконной трансплантации

В России нет ни одного случая привлечения к уголовной ответственности «чёрных трансплантологов», но большой резонанс получило «дело 20-й ГКБ», произошедшее в 2003 году в Москве. Врачи производили изъятие органов у пациента и во время операции в зал ворвались сотрудники МУР, которые задокументировали «факт подготовки к изъятию органов у ещё живого пациента».

Суд оправдал обвиняемых из-за отсутствия состава преступления. Было доказано, что врачи соблюдали необходимый порядок действий при смерти мозга. После этого случая количество трансплантаций в клиниках существенно сократилось (точной статистики нет).

Ещё один резонансный случай произошёл в 2014 году в Москве. 19-летнюю Алину Саблину, пострадавшую в ДТП, госпитализировали в больницу имени Пирогова, где через несколько дней девушка скончалась. Родители Алины заподозрили неладное, когда узнали о смерти дочери не от медработников, а от похоронного агентства.

[attention type=green]

Родители погибшей возмутились тем, что их согласия на посмертное донорство не спросили.

[/attention]

Адвокат уверял, что была нарушена и сама процедура донорства, так как изъятие органов и их трансплантация должны происходить в разных клиниках.

Тем не менее, Конституционный суд рассматривать жалобу не стал, сославшись на презумпцию согласия. Родители девушки обратилась в ЕСПЧ, решение по этому делу пока вынесено не было.

Какая процедура волеизъявления наиболее этична? 

Презумпция согласия — когда человек по умолчанию согласен на донорство органов, если он не отказался при жизни

Процедура испрошенного согласия — когда данные о согласии или об отказе от донорства фиксируются в едином реестре. Если человек при жизни не сделал волеизъявление — решение принимают родственники

Презумпция отказа — когда необходимо заявить о согласии стать донором при жизни. В случае отсутствия согласия, человек считается отказавшимся

Показать результаты

Переать

Проать

Статья создана участником Лиги авторов. О том, как она работает и как туда вступить, рассказано в этом материале.

#донорство #здоровье #медицина #лигаавторов #разборы

Законодательство
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: